НовостиИзданияКонтактыМагазинAxiōma
СписокОписаниеОглавлениеФрагментыИллюстрацииГде купить

Мишель Фризо (ред.)

Новая история фотографии

Вместо предисловия

Началом этого издательского проекта послужило одно досадное упущение, в свое время отмеченное Комиссией по искусству Национального центра книги при Министерстве культуры Франции, а именно отсутствие истории фотографии, написанной в нашей стране и независимо от образцов, созданных в последние десятилетия за рубежом. Упущение выглядело совершенно неприемлемым накануне ожидаемого вскоре — в 1989 году — стопятидесятилетнего юбилея фотографии. Критерии будущей книги были определены с учетом достоинств и недостатков ряда предшествующих аналогов, равно как и новейших исследований, которые за последние десять лет значительно обогатили наше представление о фотографии, ее истории и ее роли в обществе.

Нам определенно не хотелось, чтобы эта книга стала пересказом творческих биографий выдающихся фотографов, или альбомом, воспроизводящим классические фотографии, или сборником завуалированных дифирамбов, где перепеваются устоявшиеся, общепринятые репутации. Она задумана для, так сказать, двухуровневого чтения — с тем, чтобы изобразительный ряд давал представление о линиях развития, преемственности и поворотных пунктах в эволюции фотографии и при этом раскрывал и подчеркивал авторскую позицию. Соответственно была сформулирована и задача авторов: помимо исторических сведений, тексты должны были содержать дискуссионные материалы, побуждающие читателя обращаться к собственным знаниям и делать более непредвзятые оценки.

Отбирая иллюстрации, мы отнюдь не стремились к тому, чтобы «представить» того или иного фотографа или дать очерк его «стиля» (даже если допустить, что категория стиля в фотографии столь же значима, как и в живописи). Нет смысла предпринимать статистический анализ и перечислять не включенные в книгу имена и события, оговоримся лишь, что в ряде случаев наши «упущения» носили технический характер, будучи вызваны либо отказом фотографа публиковать свои произведения, либо его чрезмерными финансовыми запросами. Оставаясь в границах (надо признать, весьма широких), определенных издателем и заказчиком этой работы, мы попытались отразить не только сугубо художественные аспекты фотографии, но и ее особенности как средства массовой информации, и те, зачастую непредсказуемые, моменты, что обусловлены всеобщей доступностью фотоаппарата. Ведь как бы то ни было, фотографический снимок — это лишь хрупкий предмет, произведенный в некоем черном ящике, наведенном на цель и более-менее неподвижном в момент съемки, — мастерство и таланты снимающего варьируются в необозримых пределах.

В конечном счете, нам, авторам, было куда важнее понять, почему люди фотографируют, нежели объяснять, что значит фотографировать хорошо. Книга задумана как исследование некоего рода изображений, которые в одно и то же время могут считаться экзотическими — при всей своей близости и доступности, опасными — поскольку угрожают похитить часть нашего бытия, ценными — в качестве хранилища воспоминаний, способными волновать, порождать ассоциации, манить к себе или вызывать отвращение. Именно эту многозначность фотографий, присущую им центробежную динамику, даже в ущерб академической строгости, мы стремились отразить, подбирая иллюстрации для каждой главы. Да это, собственно, и не «иллюстрации», которые необходимым образом вторичны по отношению к тексту, а именно «фотомеханические репродукции фотографий», почти копии оригинального документа — с той лишь оговоркой, что заменить оригинал они могут лишь посредством воображаемой операции.

Студия Дюранделя и Шевожона
Всемирная выставка 1889 года. Галерея машин
 

Общая структура издания, согласно которой были заказаны тексты и определен круг сюжетов, подразумевает три повествовательных уровня: главы, как правило посвященные конкретному историческому периоду, социальному аспекту, общекультурной или сугубо фотографической тенденции, значимой для данной эпохи; досье, в которых ряд локальных тем рассмотрен более пристально на материале расширенного иллюстративного блока; и, наконец, врезки, чуть более подробно освещающие тот или иной технический вопрос, важное нововведение или новый вектор эстетического развития. С помощью четкого взаимодействия трех этих элементов нашей книги мы стремились добиться главного: воздавая должное каждой фотографии в отдельности, вместе с тем не отвлечь внимание читателя от непрерывной эволюции фотоискусства.